Чувство юмора великих композиторов (1 часть).

Чувство юмора великих композиторов (1 часть).
5
(1)

Ничто человеческое композиторам не чуждо — в том числе и юмор. Однако чувство юмора у них довольно своеобразное: даже анекдоты музыкантов носят профессиональный характер и часто понятны только им самим. Давайте узнаем над чем смеются музыканты и можем ли мы, обычные слушатели, разделить их юмор.

  • Гайдн

Австрийский композитор Йозеф Гайдн был настоящим мастером смешного в музыке. Он все время веселит слушателя внезапными паузами, его музыка неожиданно становится то громкой, то тихой; его быстрые, пробегающие мелодии напоминают шалости маленькой таксы, разыгравшейся в комнате. Шутки Гайдна очень коротки. Вы едва успеваете заметить их. Коротко и смешно – вот правила остроумия, и Гайдн хорошо знает их, эти правила.

Один из ярких примеров юмора композитора – история создания Симфонии №94. Гайдн давал несколько концертов в Лондоне, так что он хорошо был знаком с нравами местной публики и эти нравы оставляли желать лучшего. Большинство слушателей приходили на концерт основательно
посидев перед этим за столом, то есть после горячительных напитков. Потом эти господа, повинуясь воздействию музыкальных чар сладко засыпали. Вы только представьте себе, может ли царить тишина в зале, где не отдельные личности, а почти вся публика сопит и храпит.

Остроумный Гайдн не мог терпеть такого отношения, и придумал оригинальный способ проучить любителей подремать на концерте. Он сочинил симфонию, в одной из частей которой звучит сначала тихая баюкающая музыка, а через несколько тактов, когда публика уже приготовилась клевать носом на нее обрушиваются кричащие удары литавр.

Говорят, что на премьере симфонии одна особо чувствительная барышня лишилась чувств от такого внезапного музыкального
воздействия, так что пришлось выводить ее на свежий воздух.

  • Бетховен

Многие из нас знают Бетховена как автора Лунной сонаты или Пятой симфонии, то есть одних из самых серьезных его сочинений. Но кроме сонат и симфоний композитор написал немало юмористической музыки.

Знаменитое Рондо Соль мажор — стремительное, мощное и яростное, возможно, воспринималось бы совсем по-другому, если бы не авторский подзаголовок «Ярость по поводу утерянного гроша». Естественно, настоящая бетховенская буря, неожиданно оказавшаяся в стакане воды, не может не вызвать у слушателя добродушную усмешку.

Бетховен любил пошутить над своими друзьями, особенно над скрипачом Игнацем Шуппанцигом. Тот отличался могучим телосложением, за что Бетховен дал ему прозвище “лорд Фальстаф” в честь одного из героев Шекспира. Когда Шуппанциг уезжал в Петербург и за тем вернулся в 1823 году, Бетховен встретил его каноном “Фальстаферель, позволь тебя увидеть”. Также композитор посвятил своему товарищу хоровую пьесу “Похвала толстяку”.

  • Моцарт

Вольфганг Амадей Моцарт был весёлым человеком и обладал очень своеобразным чувством юмора. Судя по дошедшим до нас историям, Моцарт мог очень быстро остроумно ответить во время беседы, а порой долго готовил специальные розыгрыши для людей, которых почему-то невзлюбил.

Гениальный композитор и виртуоз, похоже, относился к музыке, как к веселому приключению. Порой он позволял себе просто хулиганские выходки, чем доводил знакомых до белого каления. Так, однажды Моцарт показал Антонио Сальери новую пьесу для клавира, которую, по его словам, не сможет исполнить никто в мире, кроме него самого. Маститый композитор с негодованием ответил:

– Увы, Моцарт, ты тоже не сумеешь сыграть это. Ведь тут обе руки должны исполнять труднейшие пассажи, причем на противоположных концах клавиатуры! И именно в этот момент необходимо взять несколько нот посередине клавиатуры! Даже если играть еще ногой, все равно исполнить написанное не удастся – слишком быстрый темп…

Засмеявшись, Моцарт продемонстрировал, как нужно играть эту вещицу. А «невозможный» аккорд в середине пьесы он взял… носом.

Однако история хранит примеры и более злых шуток великого гения. Одной из самых известных стала история с итальянской оперной певицей. Адриана Феррарезе была одной из первых исполнительниц партии Сусанны в «Свадьбе Фигаро». Певица имела одну раздражающую особенность: на высоких нотах она задирала голову, а на низких – опускала.

Адриана должна была выступить в главной роли в новом творении Моцарта, опере-буффа «Так поступают все». Специально для нее он написал арию с быстро чередующимися высокими и низкими нотами. 26 января 1790 года в венском Бургтеатре состоялась премьера, которая порадовала маэстро и ужасно раздосадовала приму: в сложной арии певица так быстро кивала головой, что была похожа на курицу, клюющую зерно. Шутку, несомненно, заметили и зрители. Эта история стала известна потомкам, так как ее описал музыкальный критик Уильям Манн.

  • Мусоргский

Юмор, который иногда присутствует в произведениях русских композиторов, почти никогда не бывает вполне беззаботным. Это всегда либо сатира — социальная или политическая, либо гротеск, либо смех сквозь слезы, рефлексию и самоуничижение.

Один из ярких примеров русского музыкального юмора — сатирическая песня-сценка «Раёк» Модеста Мусоргского, в которой композитор высмеял некоторых известных деятелей культуры того времени. Сделал он это так мастерски, что, по свидетельствам очевидцев, сами объекты насмешек до слез хохотали во время премьеры сочинения.

  • Прокофьев

Личность Сергея Прокофьева была крайне неординарной. Он обладал отличным чувством юмора. Ходит как легенда такой случай. В одной из симфоний Прокофьев написал очень неудобный низкий пассаж для трубы. Профессионалы недоумевали. У композитора спросили, почему он сделал именно так. Тот ответил:

«Только представьте лицо трубача, когда он будет это играть».

Прокофьеву принадлежит одна из лучших музыкальных сатир, которые когда-либо были написаны. Это его “Классическая симфония” – настоящая драгоценность, выдающаяся имитация симфоний Гайдна. По форме это настоящий Гайдн. Только у Прокофьева сюрпризы, неожиданные усиления звука, паузы, элегантные мелодии – все преувеличено. И очень часто вкрадывается в музыку что-то очень тонкое – маленькая неверная нотка или одно слишком сильное или неожиданно слабое ударение, а затем все идет правильно, словно ничего не случилось.

Тут намек, легкий привкус очень современной музыки, который кажется несовместимым с музыкой XVIII столетия, которой подражает Прокофьев. Вот эта комбинация преувеличений и несовместимого и делает музыку Прокофьева такой смешной.

Источник: https://vk.com/music_911?w=wall-99339872_51525

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

admin

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X