Пять классических пианистов, играющих джаз.

Пять классических пианистов, играющих джаз.
5
(1)

Классических и джазовых музыкантов чаще всего противопоставляют друг другу. Существует даже исследование, которое показало, что мозг исполнителей этих музыкальных направлений работает по разному, когда они играют одно и тоже произведение. Действительно, классика и джаз предъявляют к музыкантам различные и, казалось бы, несовместимые требования. Тем не менее существуют примеры, когда этот разрыв удавалось преодолеть. В доказательство тому приведем пять историй классических пианистов, проявивших себя в джазе.

  • Люка Дебарг

Французский пианист, лауреат XV конкурса Чайковского в Москве, состоявшегося в 2015 году, Люка Дебарг при исполнении классической музыки нередко находил свое вдохновение в джазе. В его искусстве лишь часть – результат выучки, хотя школу он имеет великолепную, с российскими корнями: учился у Рены Шерешевской, воспитанницы Льва Власенко. Есть и другая сторона, которая обнаружилась сразу же, как только Люка начал заниматься музыкой, и это еще одна легенда о музыканте. Начинал он не с гамм и упражнений, а с игры на слух сложнейших «взрослых» произведений. И воспринимает он музыку в первую очередь не через ноты, а через её внутреннее слышание. И эти особенности во многом коррелируют с искусством джазовых музыкантов.

Известно, что до серьезных занятий классической музыкой Дебарг играл в рок-группе в своей гимназии. В настоящее время музыкант участвует в нескольких парижских джазовых ансамблях. Он нередко сочетает классику и джаз в рамках академических концертов, исполняя собственные импровизации. По его мнению:

“Джазовые импровизации – вообще очень умная музыка. Некоторые считают ее ниже классики, но я думаю иначе. Классическая музыка часто говорит нам о смерти. Джаз — о том, что жизнь сменит смерть, и она прекрасна, хоть и неминуема. Лично мне нравится наблюдать за чередованием гармоний, выстраиванием формы в джазе. Думаю, что он хорошо звучит после Моцарта. Здорово было бы сейчас забыть об этом финале — сыграть или послушать джаз”.

  • Денис Мацуев

Еще в бытность студентом Московской консерватории Денис Мацуев говорил: «Классика для меня на первом месте, джаз на втором, что-то вроде хобби… Джаз не мешает играть классику, даже иногда помогает». Прославленный исполнитель классики не чуждается экспериментов с джазом, причем, применяя его к бронзовым и священным фигурам академического репертуара. Ничего серьезного, просто «Джаз в компании друзей». Так называет свои концерты маэстро.

По словам пианиста, именно импровизация дает ему внутреннее чувство свободы, которое должно присутствовать у любого человека, чем бы он не занимался. А классическому музыканту внутренняя свобода необходима вдвойне. Джазовые концерты для Мацуева — это возможность уйти в головокружительные импровизации и «похулиганить» на сцене, а также в очередной раз показать феноменальное владение роялем. Как не единожды подчеркивали критики, даже в самых сложных произведениях фантастическая артикуляция Мацуева удивительно сочетается с тончайшими нюансами, сокрушающей уверенностью и кристальной чистотой.

В джазовых концертах Мацуева также принимают участие его друзья и постоянные партнеры по сцене: Андрей Иванов (контрабас) и Александр Зингер (ударные) и лауреаты телевизионного конкурса юных талантов «Синяя птица»: Софья Тюрина (саксофон), София Курлович (фортепиано), Матвей Блюмин (скрипка), Даниил Гулевич (ударные).

  • Фрихрих Гульда

“Трудный ребенок концертной эстрады” завоевал свое эксцентричное амплуа во многом благодаря привнесению джазовых элементов в произведения классических композиторов. То он вдруг, во время записи концертов Моцарта, начинал, импровизировать каденции в современном стиле, то давал “смешанные концерты” – одно отделение классика, другое – джаз; элементы джазовой ритмики проступали и в его интерпретации последней бетховенской сонаты или Сонаты до мажор Моцарта.

Многие полагают, что увлечение джазом помогло ему освободиться от излишнего спокойствия, академического холодка в исполнении классики, обогатило его красочную палитру (особенно в интерпретации импрессионистов), придало ему большую артистическую свободу.

Гульда развивал джазовую сферу и вне рамок академических концертов. В 1955 г. он открыл в Вене джаз-клуб «Fatty´s Saloon». Сочинённая им Прелюдия и фуга в джазовой манере записана Китом Эмерсоном (альбом Return of the Manticore), Гульде также принадлежат Вариации на тему The Doors «Light My Fire», два Концерта для фортепиано и джаз-банда и многие другие произведения, сочетающие несколько традиций.

В 1972 г. Гульда гастролировал по Южной Америке вместе с группой «Weather Report», в 1982 г. записал совместный альбом дуэтов-импровизаций «Встреча» с джазовым пианистом Чиком Кориа.

  • Фазиль Сай

Турецкий пианист и композитор Фазиль Сай получил академическое образование. Он учился в Анкарской консерватории у Митхата Фенмена, затем в 1991—1995 годах в Дюссельдорфе и Берлине. Многие произведения Фазиля Сая соединяют академическую традицию с элементами джаза и турецкой народной музыки: так, в частности, на тему «Турецкого рондо» Моцарта Сай написал вариацию в джазовом духе, а в 2006 г. в Вене состоялась премьера его балета «Патара» на тему из фортепианной сонаты Моцарта KV 331 — для сопрано, фортепиано и турецких народных инструментов.

В репертуаре Сая-пианиста важное место занимают произведения Баха и Моцарта, которые могут в концертной программе сочетаться с его собственными сочинениями. Оригинальный жест совершил Сай в 2000 г. записав собственное переложение «Весны священной» Игоря Стравинского для двух фортепиано в собственном исполнении обеих партий.

Сай много выступал дуэтом со скрипачом Максимом Венгеровым — в 2004 г. их концерт состоялся и в Москве. Сольный концерт Сая в Москве в 2006 г. получил высокую оценку российского рецензента, писавшего: «Едва касаясь клавиш, Фазиль Сай словно уносился в иное измерение; в случае с иными артистами „игра лицом“ может раздражать, но здесь она была совершенно естественной, выражая безграничную любовь к исполняемой музыке и полное слияние с ней».

  • Александр Цфасман

Произведения Ференца Листа, Генриха Нейгауза и Дмитрия Шостаковича гармонично уживались с джазовыми мелодиями в творчестве Александра Цфасмана. Еще будучи студентом Московской консерватории, которую музыкант позже окончил с золотой медалью, он создал первый в Москве профессиональный джазовый коллектив — «АМА-джаз». Первое выступление оркестра прошло в 1927 году в Артистическом клубе. Коллектив тут же получил приглашение от одной из самых модных на тот момент площадок — сада «Эрмитаж». В этом же году джаз впервые появился в советском радиоэфире. И именно в исполнении музыкантов Цфасмана.

Хоть Александр Цфасман и занимался джазовым ансамблем, он не оставлял сольную программу, выступал в качестве пианиста и композитора. Вместе с Дмитрием Шостаковичем Цфасман работал над музыкой к фильму-эпопее «Встреча на Эльбе», а затем по просьбе композитора исполнял его музыку к фильму «Незабываемый 1919-й». Он стал и автором джазовой музыки, которая звучала в знаменитом спектакле «Под шорох твоих ресниц» театра кукол Сергея Образцова.

Источник: https://vk.com/music_911?w=wall-99339872_50975

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

admin

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X